Мир инвестиций

Лента новостей
Средняя ставка по жилищным кредитам на уровне 9 % годовых — это преступление
В 2019 году внешний долг России подрос на 5,9 %
Рубль продолжает укреплять свои позиции по отношению к доллару
Россия продолжит поставлять нефть в Европу транзитом через Украину
Топ-10 российских компаний, накопили на счетах 7,5 трлн рублей.
ТОП-5
ФСФР планирует регулировать форекс.
Мой маленький бизнес.
Старые открытки
Инвестиционные монеты
Хетти Грин - самый странный инвестор.

Мы в ТОП 100

Уникальный контент: рерайт, копирайт, переводы — Адвего

LiveRSS: Каталог русскоязычных RSS-каналов

Открыть реальный счет

Мой Дзен

Главная » Статьи » Филокартия » Филокартия

ОТКРЫТКА - ЭТО ЧАСТЬ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ОТЕЧЕСТВА

 

 Медведев Сергей ИвановичМедведев Сергей Иванович – историк, специалист по иконографии Иркутска, филокартист, один из основателей и сотрудник (1993 - 2005) журнала «Земля Иркутская» (выходит с января 1994), автор книг и статей по истории Иркутска, фотографии и филокартии. В настоящее время – составитель и издатель книг проекта «Коллекционеры Иркутска». Лауреат премии Иркутской области 1996 и 2002

 

          - Вы начали собирать открытки 30 лет назад, т.е. уже в довольно зрелом возрасте. С чего началось Ваше увлечение? 

          - Я начал собирать открытки в 1974 или 1975 г. Однажды я увидел небольшую коллекцию старых открыток с видами Иркутска у моего коллеги по работе Георгия Вершинина и был совершенно поражен их обликом.


 Опыт коллекционирования к этому времени у меня уже был: я собирал марки (хронологию СССР). Закончив школу, к филателии я остыл, правда, еще долгое время продолжал подбирать тему «искусство».

 Первая открытка коллекции    И вот новое увлечение! Мне стали дарить открытки из своих семейных альбомов и архивов близкие мне люди, родня, друзья моих родственников, в большинстве это были пожилые иркутские учителя. Из родных дарителями были моя тетя Мария Андреевна Медведева, двоюродные бабушки Нина Григорьевна и Вера Григорьевна Матвеевы. Хорошо помню стопу из двух десятков открыток, которые хранила старая учительница Агния Трофимовна Неудачина. Перешли в мою коллекцию несколько открыток из семейного архива сестер учительниц Любови Николаевны и Надежды Николаевны Вознесенских. Три десятка карточек и альбом с видами Иркутска подарили мне соседи по улице пожилые сестры Ксения Михайловна и Антонина Михайловна Ивасенко. Были и другие дары, как правило, состоявшие из одной или нескольких старых открыток.

Никого не осталось в живых из тех первых моих дарителей, но я и теперь им всем очень благодарен. Так росла коллекция, и я уже сознавал, что почтовых карточек с видами Иркутска было издано значительно больше, чем я предполагал в начале моего собирательства. Я понимал, что это только начало, что увлечение, захватившее меня мощно и всесторонне, у меня на всю жизнь. Не мог только предполагать, что через полтора десятка лет увлечение будет плавно превращаться в мою новую профессию.

          - Как бы Вы охарактеризовали значение открытки и, прежде всего, дореволюционной открытки для нашего времени?

За несколько лет до этого моему отцу кем-то была подарена пачка фотокопий из альбома видов Иркутска и Байкала начала ХХ в. привлек необычный облик родного города, не совсем известный мне. Но копии не произвели на меня такого впечатления, как настоящие открытки. От этих миниатюр исходило удивительное тепло и умиротворение, они поразили меня своей притягательностью. Появилось также интуитивное сознание, что это будет необходимо мне когда-нибудь. С того дня я начал их поиск. Порывшись в семейном архиве Казанский кафедральный собор. Иркутскстаринных поздравительных открыток, я обнаружил одну с видом Казанского кафедрального собора в Иркутске. Открытка была адресована моей прабабушке Марии Петровне Казанцевой. Эта карточка и стала началом моей коллекции, храню ее до сих пор. 

          - В 70-80-х гг. меня часто спрашивали, зачем я собираю и исследую это старье. Даже близкие мне люди с недоумением смотрели на мое занятие. Теперь таких вопросов давно не задают. Занимаясь филокартией тридцать лет, я знаю, что дореволюционные видовые открытки – не только предмет личного коллекционирования, они являются носителями сведений по многим отраслям знаний, они в наши дни стали нужны специалистам многих профессий – историкам, реставраторам, этнографам, издателям книг и журналов. На старинных открытках сохранился облик городов и сел страны рубежа позапрошлого и прошлого веков, на них запечатлены важные и не очень важные события ушедшего времени. Открытки стали теперь ценнейшим источником сведений по истории, градостроительству, этнографии. Часто они являются единственными, дошедшими до нашего времени, фотодокументами. Открытки являются, это теперь ясно многим, частью историко-культурного наследия отечества.


          - Можете ли Вы сказать, что Ваша коллекция служит людям? 

          - Моя коллекция работает для людей. Открытки являются теперь отправными точками моих статей по истории Иркутска и Сибири. В 1993 г. группой иркутских специалистов был создан научно-популярный журнал «Земля Иркутская», который освещает вопросы краеведения, истории, архитектуры и археологии нашего региона. С 1994 по 2005 г. вышло в свет 28 номеров, и всегда особое внимание мы уделяли иллюстрированию журнала. Поначалу, когда мы делали первые номера, мои открытки и открытки других иркутских коллекционеров использовались только как иллюстрации для статей других авторов.  Со временем получилось так, что сами открытки стали подсказывать мне темы для своих статей и публикаций.


          - Ваша книга «Иркутск на почтовых открытках» хорошо известна и филокартистам, и всем тем, кому интересна история не только Иркутска, но и России. Как справедливо отмечено в предисловии книги, она уникальна. По прошествии 10 лет со времени выхода в свет этой книги могли бы Вы чем-то дополнить каталог? Или открытками, или информацией? 

Иркутск на почтовых открытках          - Альбом-каталог «Иркутск на почтовых открытках. 1899-1917» (Медведев С.И. Иркутск на почтовых открытках. 1899 – 1917. Историко-библиографический альбом-каталог. М., 1996, 646 с., илл) был издан в 1996 г. Коротко расскажу, как удалось в столь трудное время это осуществить. Каталог (без альбомной части) был в основном готов в середине 80-х гг. В 1989-1990 гг. я по заказу Центра по сохранению историко-культурного наследия подготовил 4-томную машинописную рукопись с репродукциями всех имевшихся у меня видовых открыток Иркутска.

Вскоре я перешел на работу в этот Центр. Так получилось, что в то время пришел новый директор Б.М. Бахарев, поддержавший нас (меня и главного специалиста Центра А.К. Чертилова, который был активным сторонником издания). Во главе Иркутского областного комитета по культуре в ту пору был инициативный руководитель В.М. Лапенков, который сам был коллекционером. Не остался равнодушным к судьбе книги и глава администрации Иркутской области тех лет Ю.А. Ножиков. Их весомая поддержка и определила успех дела, было решено издать книгу немедленно. Для меня такое решение было неожиданным: я не готовил книгу к изданию, во-первых, потому что был уверен в том, что разрабатываемый мной каталог (он представлялся мне тогда строгим каталогом, где раздел с репродукциями с открыток небольшого размера должен был помещаться в конце книги без краеведческих текстов) будет нужен очень немногим людям, а во-вторых, знал, что каталог еще далеко не полный. За 11 месяцев мне удалось подготовить альбом-каталог к изданию. За это время была создана альбомная часть, при этом количество сюжетов было увеличено больше чем на десять единиц и значительно пополнен каталог серий.

          Моя книга стала в России первой ласточкой по изданиям такого типа. В ней была представлена достаточно полная систематизация видовых открыток одного из городов России. В те годы в других российских регионах выходили лишь альбомы с репродукциями избранных почтовых карточек.
          Еще два слова о книге-альбоме. Первое время после выхода ее в свет многие коллекционеры присылали сведения об открытках, которые, по их мнению, отсутствуют в ней. Отклики шли от иркутян, от филокартистов других городов, прислал «дополнения» известный коллекционер англичанин Ф. Робинсон. Практически во всех случаях корреспонденты перечисляли те открытки, которые по определению не могли войти в данное издание. Достаточно было прочитать введение, где была сделана оговорка, что в издание не включены открытки, выполненные фотоспособом, типографские открытки с репродукциями живописи и графики. Естественно, не вошли в каталог открытки, изданные после 1917 г. (в т.ч. чехословацкие, японские и английские).

          Теперь, по прошествии десяти лет я и другие филокартисты встретили открытки, не вошедшие в книгу. Их немного, часть из них дополняет известные серии, другие относятся больше к рекламным выпускам торговых предприятий. А каталог серий будет еще долго пополняться новыми данными. Некоторые серии открыток, в которых присутствуют пробелы в номерах, являются общими с другими городами. С некоторыми филокартистами я веду обмен такими сведениями.

          Если бы Вы спросили, что бы я сделал, если бы готовил книгу сегодня. Я бы ответил, что, конечно, дополнил бы альбом и особенно каталог, изменил бы структуру альбома (вспоминаю, как, находясь уже в издательстве Галарт в Москве, я дважды судорожно менял порядок расположения сюжетов города) и добавил бы всякие филокартические нюансы (некоторые из них были в первоначальном варианте книги): сведения из выходных данных открыток, номера цензурного разрешения, имена людей, причастных к созданию почтовых карточек и т.п.

          - Были ли в Вашей практике какие-либо любопытные истории, связанные с открытками? Встречи с интересными людьми и т.п.? 

          - Было много встреч с интереснейшими людьми и крупными филокартистами. Из иркутян это были поэт и общественный деятель М.Д. Сергеев, искусствовед А.Д. Фатьянов, историк и летописец Ю.П. Колмаков, историки  Г.А. Вендрих, С.Ф. Коваль, О.В. Шеверева (Тарусина) и Д.Я. Майдачевский, геолог В.Г. Рыбаков, краеведы и коллекционеры Г.В. Васильев, Д.В. Дюрягин, И.И. Козлов, А.П. Буранов и другие.


          В 1960-е гг. в Иркутске жил инженер Вячеслав Александрович Ким, крупный нумизмат и обладатель хорошей коллекции открыток Иркутска. Он был первым, кто стал собирать видовые иркутские открытки не только по разнообразию сюжетов, но и по издателям. Лет за шесть до начала моего занятия филокартией Ким уехал из Иркутска в Ростов, взяв с собой коллекцию открыток с видами Иркутска. В 1978 г., узнав его адрес у старого иркутского коллекционера, я без предупреждения поехал к нему...

          В первом его письме после нашего знакомства он писал мне в Иркутск: «Я был очень рад твоему приезду и знакомству с тобой… на следующий день вечером сел за иркутские открытки. За неделю составил подобие каталога, копию которого посылаю тебе. Ориентируйся, разбирайся, пополняйся, отмечай галочками свое наличие – в общем, коллекционируй...  Я очень тщательно разбираю выпуски (по всем мелким деталям). В будущем, когда соберется достаточно данных для датирования каждого выпуска, это может пригодиться. Тебе советую подбирать также со всеми тонкостями, а остальных иркутян ориентируй на собирание только видов города, тогда у тебя будет возможность выменивать у них разные издания. Думаю, что вместе мы соберем достаточно полную коллекцию Иркутска…».

          Систематизация иркутских открыток Кима была, по сравнению с моей тогдашней, более продуманной, стройной и, естественно, более полной. Она легла в основу моего нового каталога, который в итоге с некоторыми изменениями и переработками стал основой каталога серий в монографии.


          С Кимом мы потом неоднократно встречались в Ростове, Иркутске и Москве. У меня хранится его книжка «Ямские колокольчики и бубенцы» с его дарственной подписью (В.А. Кимом была собрана крупнейшая коллекция колокольчиков и бубенцов, насчитывающая более 2 тысяч предметов).
          Были у меня встречи и обмен материалом с филокартистами Москвы В.И. Артемьевым, М.Л. Азархом, Б.И. Олейником, М.А. Блиновым, В.Б. Лебедевым, с колоритными фигурами московского клуба конца 70-х гг. – Э.Б. Файнштейном и Ю.М. Вальтером, с питерцами С.С. Мяником, В. Горским, Д.А. Осиповым, М.А. Косым и другими.

          Хорошо помню рассказы москвичей о том, как в первой половине 1960-х гг. строились отношения между московскими филокартистами. Вот один пример из их рассказов. Перед открытием антикварного магазина (в здании гостиницы «Метрополь», где был отдел приемки у населения и продажи открыток) у его дверей собиралась большая группа собирателей. Когда двери открывались, вперед по-дружески пропускали двух-трех человек, среди них обязательно был Эммануил Борисович Файнштейн. Это были собиратели видовых открыток городов России: они не были конкурентами для большинства собравшихся у магазина, так как почти все коллекционировали художественные открытки и открытки с репродукциями картин. Собирателей же видовых открыток было мало. А население в те годы сдавало в магазины много открыток, стоили они в магазине 10 копеек. Было золотое время для создания больших коллекций.

 В московском клубе я познакомился с его председателем В.И. Артемьевым, работавшим над каталогом открыток по живописи. У нас с ним сложились хорошие отношения, и я поделился с Владимиром Ивановичем тем, что занимаюсь составлением каталога иркутских открыток и стараюсь по возможности просматривать все коллекции, где есть иркутские открытки. Узнав о том, что я еду в Питер, и что я не знаком с Н.С. Тагриным, Артемьев дал мне его телефон и адрес и посоветовал обязательно с ним встретиться.  От него я узнал, что Николай Тагрин не просто крупный филокартист, он считается крупнейшим филокартистом в мире, что его коллекция насчитывает несколько сот тысяч открыток и если кому-то уступает своими размерами, то только Государственному музею открытки в Будапеште. Приехав, я позвонил Тагрину, и к моему удивлению он пригласил меня назавтра утром придти к нему домой. Жил он на 11-й линии Васильевского острова в угловом доме, дверь мне открыл сам Николай Спиридонович, пригласил пройти в свой кабинет, усадил в кресло за небольшой письменный стол.

Кабинет представлял собой большую, заставленную антикварной мебелью квадратную комнату с расположенными по ее периметру высокими стеллажами. Альбомы занимали все пространство стеллажей. Автограф и штамп Н.С. Тагрина на 
адресной стороне иркутской открытки. 5 крестиков означает, что открытка 
из обменного фонда Н.С. Тагрина На их корешках, оформленных по единому образцу, была нанесена маркировка, говорящая хозяину коллекции о содержании каждого альбома. Под стеклом стеллажей была расставлена коллекция бронзовых бюстов римских императоров (вспоминаю, у нас состоялся разговор о том, что у Николая Спиридоновича не достает одного или двух бюстов и не смог бы я помочь ему найти их, я же никогда раньше их не видел).

Тагрин попросил меня заполнить «гостевой листок», где я написал краткие сведения о себе. Я захватил с собой свой обменный фонд, там были дореволюционные открытки городов России и еще кое-что. Тагрин просмотрел мой обмен и выбрал… четыре открытки современного Парижа, которые несколько дней назад мне подарили друзья на отдыхе в Костроме. Ни одна из старинных открыток его не заинтересовала. Взамен Николай Спиридонович принес мне свои дубликаты по Иркутску, из которых я легко выбрал себе четыре штуки дореволюционного Иркутска (на обороте одной из них выдающийся коллекционер по моей просьбе поставил свой автограф). Поиск обменных иркутских открыток занял у Тагрина 2-3 минуты. Потом он рассказал о составе своей коллекции, о ее разделах, о специально им самим разработанной поисковой справочной картотеке, с помощью которой он может найти любую открытку в течение нескольких минут. Он сказал мне, что в его собрании находится 690 тысяч открыток по всем темам, какие только не встречаются на почтовых карточках мира! И, наконец, он очень легко в разделе «География» нашел четыре альбома, в которых как потом выяснилось, находилось около 400 открыток Иркутска (у меня, собиравшего в то время только Иркутск, открыток было меньше). Хозяин дома положил передо мной альбомы, а сам ушел из кабинета, оставив меня работать одного.

Сколько времени я пробыл там, сказать трудно, но я внимательно просмотрел все открытки, сделал необходимые записи, чтобы уже дома дополнить свой каталог новыми сведениями. На следующий год я побывал у Николай Спиридонович второй и, как оказалось, последний раз. Я уточнил некоторые данные по почтовым карточкам Иркутска, просмотрел и записал сведения по открыткам городов и сел Иркутской губернии. В 1994 г., когда я готовил к печати свою монографию, коллекцию Тагрина я просматривал уже в составе собрания Музея истории Санкт-Петербурга.

          - Есть ли еще какие-либо Ваши книги об открытках, вышедшие в последнее время? Над чем Вы сейчас работаете? 

          - Других книг нет. Есть статьи в книгах и журналах, изданных в Иркутске. В книге «Иркутск: из прошлого в будущее» (1989) я рассказал о некоторых сериях видовых иркутских открыток и их издателях. Опубликованы статьи в журнале «Земля Иркутская», в т.ч. и об открытках: "Почтовые карточки с видами Усолья: 1906-1919 гг." (2000. №13), "Киренск на старых открытках" (2002. № 3 (20), "Век на открытке" (о Кругобайкальской железной дороге. 2003. № 2-3 (22-23) и другие.

          Сейчас выступаю в качестве издателя, редактора и отчасти автора в проекте «Коллекционеры Иркутска», который задуман и осуществляется вместе с известным иркутским коллекционером и общественным деятелем Владимиром Лапенковым. Кругобайкальская железная дорога. Южная сторона станции Байкал. 
Издание Т.Д. Хахаева (Иркутск) Первая книга проекта вышла в свет в августе 2005 г. Вторая книга проекта, макет которой сейчас завершаем, будет назваться «Иркутские коллекции».

          Давно работаю над альбомом-каталогом, в котором будут представлены открытки Кругобайкальской железной дороги.  Кроме того, начинаю готовить небольшую книгу об иркутском почтовом чиновнике, фотографе-любителе Роберте Юльевиче Зонненбурге. Иллюстрировать ее буду открытками с видами Сибири, изданными в Иркутске по его фотографиям (это серия 1911-1912 гг. иркутского издателя Г.Г. Гренберга, насчитывающая 94 сюжета). 

Еще хочется подготовить каталоги видовых открыток ст.Зима Иркутская губерниянаселенных мест Иркутской губернии. Открыток с изображением уездных городов и сел губернии почти нет в музеях и других хранилищах города, и среди коллекционеров встречаются они весьма и весьма редко, т.к. выпускались малыми тиражами, и многие экземпляры за прошедшее столетие навсегда утрачены. В моем собрании есть основа для работы над каталогами, но все же пробелов еще много.


          - Как Вы считаете, могут ли сегодня выжить культурные проекты, основываясь лишь на энтузиазме? Существует точка зрения, что аудитория людей, к которым адресованы подобные проекты (я имею в виду и наш журнал, например), невелика, в связи с чем культуру надо поддерживать. Поддержка властей – непременный залог успеха? 

          - Культура в нашей стране всегда держалась на энтузиазме. Но теперь без поддержки энтузиастов меценатами или властями культурные издания невозможны. И издание серьезного журнала (без рекламы) – тоже. К примеру, ни один номер журнала «Земля Иркутская» не стал рентабельным. Первые номера продавались по цене в три раза ниже себестоимости, потом это соотношения стало 1 : 2, последние номера, оптовая цена которых превышала издержки на них, продаются очень медленно. Не всякий, даже постоянный в прошлом читатель позволит себе купить номер за 200 – 360 рублей. Да, финансирование – залог успешной творческой деятельности.


          - Сегодня открытка завоевывает большее внимание общества, чем это было, скажем лет 15-20 назад. Однако и сегодня встречаются люди, кто считает открытку лишь предметом коллекционирования или выгодного вложения денег. А иные хранители государственных собраний открыток подчас даже не представляют, с какого рода экспонатами они имеют дело. Как Вы думаете, что надо сделать для того, чтобы привлечь к изучению открыток, например, музейных работников? 

          - Хочу ответить цитатой из книги «Иркутские коллекции», которая выйдет в свет в октябре 2006 г.: «С 2004 г. выходит специализированный журнал для коллекционеров открыток «Жук». Предметом журнала является малоисследованный еще пласт нашей культуры – иллюстрированные открытки; публикуя материалы на основе открыток по истории, культуре, искусству, журнал помогает правильно оценить эту частицу историко-культурного наследия отечества и способствует сохранению этого наследия…».


          Мы должны продолжать начатое Вами, мной и другими активными коллекционерами дело. Продолжать издавать Ваш (он же наш) журнал, издавать каталоги открыток городов, использовать открытки в качестве иллюстраций в разных краеведческих изданиях. Подобные издания появились сравнительно недавно, раньше открытки почти никогда не использовались в печати, а если использовались, то в ужасном полиграфическом исполнении. Нужно время. Правда, время не всегда помогает музейным работникам осознать значимость сохраняемых раритетов. Особенно это касается наших материалов – открыток и фотографий, т.к. текучесть кадров в этих отделах самая большая. Только молодой хранитель начинает что-то понимать, он после написания диплома, защиты диссертации и т.д., как правило, уходит на другую, лучше оплачиваемую работу.
          В настоящее время было бы неплохо, если бы музейщики и архивные работники не мешали бы серьезным исследователям работать с открытками, хранящимися в их фондах.

          - Вы являетесь одним из основателей журнала «Земля Иркутская». Как известно, этот журнал активно иллюстрируется старыми открытками, наряду с фотографиями. Наверное, Вы даже создали некий фонд открыток, из которого черпаете иллюстрации для статей, причем нередко эти статьи отнюдь не об открытках. Таким образом, открытки, наряду с фотографиями выполняют роль исторических документов. Хотелось бы узнать у Вас, как у историка, насколько уникальны открытки? Ведь в основе открытки – фотография. Много ли раз Вы сталкивались с оригиналами - фотографиями, по которым впоследствии выпускались открытки? 

          - Конечно, создан большой фонд исторических фотографий Иркутска и Иркутской губернии, а также портретов известных иркутских деятелей. Сначала фонд (я не имею в виду сейчас открытки, копии с них делаю, когда это необходимо для очередной публикации) создавался из негативов, он насчитывает примерно 6-8 тысяч единиц хранения. В последние десять лет я записываю все исторические фото- и графические документы на CD и DVD диски, этот фонд постоянно увеличивается.

          Да, мне приходилось держать в руках подлинники фотографий, которые были тиражированы на почтовых карточках. Когда я работал над книгой, мне хотелось определить имена фотографов хотя бы некоторых открыток или серий открыток. Кое-что удалось, но только по работам иркутских фотографов. В фондах краеведческого музея, научной библиотеки университета, музея истории Иркутска, а также в моей коллекции есть такие фотографии. Это работы П.А. Милевского, В.К. Ястремского, И.С. Жутеева, Г. Еннэ и других. Подлинников работ приезжих фотографов А.Д. Ермакова и А.Н. Павловича, которые выполняли заказы издателей Д.П. Ефимова и Общины Св. Евгении, встречать не приходилось.

          Из всего числа изображений города, выпущенных на почтовых карточках, подлинных фотографий мне известно незначительное количество, поэтому Вы резонно отметили уникальность открыток. А некоторые издания, осуществленные очень малыми тиражами (не буду их называть), настоящие жемчужины, встретить которые – большая удача.

          - Начиная новый журнал, мы подытожили некоторый предыдущий опыт. Хочется надеяться, что наш журнал будет интересен не только филокартистам, но и специалистам по истории, искусству, краеведению и др., т.е. достаточно широким группам читателей. Как Вы думаете, что надо сделать, чтобы расширить аудиторию журнала? 

          - А можно, Александр Анатольевич, сначала сказать Вам и Вашим коллегам большое спасибо от всех коллекционеров за хороший журнал для нас (журнал "Жук" №№ 1-9, 2004-2006 гг.)? В нашей личной переписке по электронной почте я писал Вам, что если бы меня несколько лет назад спросили, какой журнал нужен филокартистам, я назвал бы именно те принципы, на которых Вы два года строили свой журнал. Хороши тематические каталоги, беседы с крупными филокартистами и рассказы о них. Совершенно необходимо продолжить рубрику «Первые открытки …».

Мне лично очень близки и интересны материалы об издателях и фотографах (знаю, что значит, добывать подобный материал). Что сказать о проекте «Коллективный каталог», кроме полного его одобрения? Сожалею лишь, что мы, сибиряки, не в состоянии были участвовать в этом конкретном случае. Из всех материалов еще особо выделяю статьи о монограммах и инициалах русских художников (как хороши они в № 3!). Чувствуется регулярная помощь инициативного ядра редколлегии (А. Шестимиров, П. Цуканов, К. Сокол) многим начинающим авторам, это же ядро и тянуло всю работу по журналу.  Чтобы журнал стал привлекательнее и авторитетнее, в первую очередь необходимы полноцветность номеров и профессиональный дизайн. Ваш журнал может пользоваться немалым потенциалом всего содружества филокартистов. А открытки их коллекций подскажут невероятное количество тем для разговора на страницах журнала.

          И все же, надо признать, филокартистов в стране довольно мало. Но журнал может стать интересным большим группам потенциальных читателей: краеведам и историкам – это все краеведческие и исторические музеи страны, сотрудникам органов охраны культурных ценностей и памятников культуры – это центры по сохранению культурных ценностей и историко-культурного наследия, искусствоведам и просто любителям живописи, графики, скульптуры – это художественные музеи, галереи и др. В журнале должны появиться материалы, которые заинтересуют культурологов, историков архитектуры, театра, фотографии и полиграфии. Материалы журнала должны заинтересовать работников государственных хранилищ, где есть коллекции открыток. Не сразу и не всех, но должны, ведь каталоги составляются и для них тоже.

Если журнал будет доходить до этих групп, можно рассчитывать на их ответную реакцию, т.е. будут возможны публикации специалистов по самым разным темам. Может быть, специально для них разработать рубрику, рассказывающую о том, на какие темы и разделы вообще были изданы иллюстрированные открытки рубежа XIX и XX вв. Помогать иллюстрировать такие статьи специалистов могли бы филокартисты, и привлечение их открыточного материала нужно приравнивать к соавторству.

          Результат должен быть. И надо продолжать собирать вокруг журнала коллекционеров, все новых и новых, что-то придумать в работе с непишущими филокартистами (таких большинство). Желаю только удачи.

Беседовал А.А. Шестимиров

http://philocartist.narod.ru/

Категория: Филокартия | Добавил: Serg (19.02.2011)
Просмотров: 4133 | Комментарии: 1 | Теги: видовая открыткаколлекционер открыт, коллекционеры, коллекции, Тагрин, открытки Иркутска, филокартия, старинные открытки | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
0
1 Hank   [Материал]
Holy shinzit, this is so cool thank you.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Индикаторы

Котировки от Forex4You



mirinvestizij © 2009-2016 Перепечатка оригинальных статей возможна только при наличии активной ссылки на источник